Наше дело – левое.

Вот я, например, левша. Вернее, родился левшой, и, пока не пошел в школу, мог писать и рисовать левой рукой. Нормальным почерком. Пока не пошел в школу. В 70-е учителя, не поверите, шлепали по рукам, если ручку или карандаш держал не в той. Было больно. Почерк у меня сегодня – врачи обзавидуются, а с рисованием даже уже не помню, когда завязал. Зато могу писать правой. (Что интересно, мелкая моторика исчезла, но именно мелкая – когда я подрабатывал учителем, спокойно писал на доске левой рукой, и опять красивым почерком. Если писать левой, то ученикам гораздо легче, написал – и сразу отошел вправо, текст на доске не заслоняешь.)

И между прочим, меня не просто дискриминируют в правах, меня дискриминируют физически. Мне реально было бы легче, если бы обществу было не похуй. Я бы с удовольствием работал на нормальной клавиатуре для левшей. Такие есть, но их запредельная цена никоим образом не компенсирует их убогость. Я бы не ломал свой мозг праворукой мышкой. Я бы с радостью перевернул свой фотоаппарат в четвертом измерении. И если бы товары для левшей выпускались бы не для прикола, продаваясь во всех магазинах, а не во freak show stores, я бы с легкостью тратил на них деньги.

Нас, не поверите, до хрена. Но как бы нам ни хотелось поменять общество, мы почему-то никому не навязываем свой образ жизни. Да, мы (я в том числе) гордимся своим отличием, но не устраиваем парады левой гордости. Вам похуй мои проблемы – а мне похуй, что вам похуй, и это и есть равноправие. “Каждый дрочит, как он хочет”. Я, например – левша.

Leave a Reply

Your email address will not be published. Required fields are marked *